Международный аэропорт Каракаса имени Симона Боливара «Майкетия». Сошедшие с самолетов граждане Венесуэлы буквально оккупируют магазины Duty Free, работающие на прилете. Сметают ром. На вопрос, зачем, объясняют: в городе сейчас перебои с хорошим ромом, да и стоит бутылка отличного венесуэльского рома в аэропорту в два раза дешевле, и, главное, он есть.

Срочный микрозайм онлайн на карту

Международный аэропорт Каракаса имени Симона Боливара «Майкетия». Сошедшие с самолетов граждане Венесуэлы буквально оккупируют магазины Duty Free, работающие на прилете. Сметают ром. На вопрос, зачем, объясняют: в городе сейчас перебои с хорошим ромом, да и стоит бутылка отличного венесуэльского рома в аэропорту в два раза дешевле, и, главное, он есть.

В самом аэропорту в день прилета корреспондента РИА Новости невозможно было купить обычную бутилированную воду — ее просто не было. Почему — объяснил встречавший водитель Маричаль: цена такой воды жестко регулируется государством, поэтому ее производить просто невыгодно, да и с тарой наблюдается дефицит. В связи с этим воду в аэропорт, на территории которого цены тоже контролируются, завозят нечасто. Справедливости ради стоит отметить, что через три дня в момент отлета из Каракаса воду завезли. Стоила она 20 боливаров за бутылку — сумму ничтожную с учетом курса черного рынка, на котором один доллар стоил в тот момент 800 боливаров.

В принципе, ситуации, при которых в Венесуэле пропадает тот или иной товар, стали для южноамериканской страны характерными за последние несколько лет и никого не удивляют. Люди научились приспосабливаться: закупают впрок стиральный порошок, моющие средства, туалетную бумагу. Кстати, последняя, о дефиците которой несколько раз за последние годы писали международные СМИ, в этот раз в магазинах присутствовала.

Однако дефицит хорошего рома и кофе — это было впервые за последние 10 лет, которые корреспондент РИА Новости ездит в Венесуэлу. Проверить слова покупателей из магазинов беспошлинной торговли было решено в одном из торговых центров в дорогом районе Санта-Фе. Впервые за последние годы в винном отделе супермаркета обнаружились только два вида посредственного рома, а на полках для кофе — исключительно различные приправы. Правда, затем ром экстра-класса все-таки был найден, но по цене, в два раза превышающей цену Duty Free, кофе же в магазинах так и не нашелся. И это при том, что цена на ром не регулируется государством.

К меняле — с сумкой

Торговая система Венесуэлы весьма запутана, и даже давно живущие в стране иностранцы не всегда могут дать ответ, почему тот или иной товар в одном месте стоит в несколько раз меньше, чем в другом. Социально ориентированный боливарианский социализм (так называется строй, который пытается построить в Венесуэле президент Николас Мадуро, а ранее — его предшественник Уго Чавес) предполагает серьезную социальную поддержку бедных слоев населения. В нынешних непростых финансово-экономических условиях, в которых оказалась страна из-за падения цен на нефть, такая помощь зачастую оказывается единственным спасательным кругом для многих граждан.

Читайте также:   Займы в МФО «Займ-Экспресс»

Что же происходит в экономике и финансовом положении граждан? На самом деле, ничего хорошего: по оценке одного из основателей венесуэльской оппозиции Рамона Авеледо, сейчас 96% доходов бюджета зависят от нефти. Естественно, падение цены барреля в два раза больно ударило как по самому государству, так и по жителям страны. Если считать по курсу «черного рынка», то минимальная зарплата в 9,6 тысячи боливаров в месяц составляет всего 12 долларов США, а довольно многие получают в месяц одну-две таких зарплаты. При этом минимальный уровень расходов семьи Авеледо оценивает в 91 тысячу боливаров в месяц.

С деньгами в Венесуэле вообще проблема — в прямом смысле слова. Дело в том, что самой крупной купюрой по-прежнему остаются 100 боливаров. Это было бы нормально, если бы курс доллара действительно составлял официально установленные 6,3 боливара, однако при курсе 800-900 боливаров обмен даже 200 долларов представляет определенную трудность. Необходима пустая сумка, куда приходится складывать пачки денег.

Местные жители приспособились к такой ситуации, оплачивая товары местными карточками в боливарах, однако иностранцу пользоваться зарубежной кредиткой в Венесуэле финансовой смерти подобно: межбанковские расчеты будут проходить по официальному курсу, который в сотни раз ниже реального уличного, в результате чего простой обед в ресторане может обойтись в 3-4 тысячи долларов.

Поэтому гости Венесуэлы вынуждены платить наличными, таская деньги в полиэтиленовых пакетах и сумках и обменивая их у нелегальных менял. Доллары же берут далеко не везде. В последние годы власти ввели специальный курс так называемого SIMADI для ряда операций, в том числе наличного обмена для иностранцев, однако, и он сейчас далек от реальности, составляя всего порядка 200 боливаров за доллар.

На улицу — с опаской

Иностранец, первый раз приезжающий в Венесуэлу, встречает для себя массу неожиданного. К примеру, вряд ли ему может прийти в голову, что в лучшем пятизвездочном отеле днем и вечером могут выключить горячую воду, оставив лишь струйку чуть теплой воды. Или что можно попасть в руки грабителей прямо в пяти метрах от того же отеля.

Но работа есть работа, поэтому количество иностранцев, вынужденных ехать в Каракас по делам бизнеса, весьма велико. Немалую долю этих людей составляют россияне, связанные с нефтяными проектами на поясе Ориноко, и белорусы, работающие на проектах в различных сферах, в том числе на строительстве жилья. «Привыкаешь, а что делать, деньги хорошие, ну, и, конечно, аккуратным нужно быть», — признался в неформальной беседе с корреспондентом РИА Новости россиянин Павел, работающий по линии военно-технического сотрудничества.

Читайте также:   Выдача кредитных карт в России снизилась на треть

Взять срочно деньги в долг

Уличная преступность в Каракасе по-прежнему остается настоящим бичом, несмотря на десятки программ властей по ее искоренению. Ощущение опасности не покидает даже днем, даже в относительно спокойном районе. Пешие прогулки категорически не приветствуются, а уж если вы все-таки решились пройтись, то предварительно снимать с себя нужно все, что представляет потенциальный интерес грабителей — кольца, цепочки, браслеты, не говоря уже о фотоаппаратах, ноутбуках, телефонах и кошельках. Максимум — это немного наличных денег, которые в крайнем случае всегда можно отдать. Геройствовать и оказывать сопротивление местные не советуют — бандиты стреляют сразу.

«Ох, если бы вы знали этот город, когда я сюда приехал», — рассказывает Маричаль. Он — немец. Приехал в Каракас с отцом в конце 60-х годов, да так и остался. С грустью показывает на дом, в котором жил когда-то в центре Каракаса, который теперь из нормального района превратился в захламленный и небезопасный участок городской территории.

Своеобразный социальный пакт, который правительство заключило с народом, долгое время позволял удерживать ситуацию под относительным контролем. Барриос, районы бедноты на склонах окружающих Каракас гор, всегда были опасной зоной, однако более или менее происходящее в них не выплескивалось на улицы города. Теперь не так, уже несколько лет бандиты из барриос промышляют в остальных районах города, особенно это стало заметно теперь, на фоне экономического кризиса, когда денег перестало хватать всем.

Вода дороже бензина

А цены растут. Если два года назад цены в магазинах на ряд социально значимых товаров действительно были весьма низкими даже для местных жителей, то теперь они догоняют галопирующую инфляцию, которая по итогам года, утверждает Авеледо, может составить 300%. Цена килограмма куриного мяса в среднем колеблется в районе 540 боливаров. На первый взгляд, недорого (чуть больше 50 центов), однако если учесть, что средняя зарплата — 16 тысяч боливаров, то это уже весьма существенно.

Единственный товар, стоимости которого венесуэльцы по-прежнему не ощущают, — это бензин. Он, как и раньше, стоит 0,097 боливара за литр, то есть меньше одной копейки. «Я бак в 100 литров заправляю меньше чем за 10 боливаров (0,8 рубля)», — говорит Маричаль. При этом бутылка воды в местах, где цена на нее не регулируется, стоит в несколько раз больше. Да и при регулируемой цене вода стоит двое больше бака.

Власти уже давно говорят о необходимости пересмотра цены бензина, являющейся сейчас самой низкой в мире и вообще ничтожной. Это при том, что из-за износа перерабатывающих мощностей значительную часть бензина Венесуэла ввозит из-за границы, в том числе из США и Бразилии, отметил оппозиционер Авеледо. Однако решение на этот счет пока так и не принято, несмотря на мощную PR-кампанию в начале года.

Читайте также:   «Ренессанс Кредит» наконец-таки создает собственную сеть банкоматов. До сих пор клиенты банка, основанного в 2003 году, для снятия и внесения наличных пользовались АТМ сторонних кредитных организаций, уплачивая дополнительные комиссии. Как выяснил портал Банки.ру, три «пилотных» банкомата уже работают, еще 30 будут установлены до конца года.

«Есть чем гордиться, за бензин не платим, но что будет, когда цена повысится, пусть и не до мирового уровня», — скептически задается вопросом Маричаль.

Власти борются с ценами, как умеют, то есть запретами. В магазинах проходят постоянные проверки цен, ряд магазинов были национализированы за завышение цены товаров, а продукция реализована по «справедливым» ценам. Помимо борьбы за справедливое ценообразование, Венесуэла изобрела еще один любопытный способ поддержки малоимущих. На улицах весьма часто попадаются фургоны с так называемой «общественной едой». Ассортимент блюд там небогат: как правило, это лепешка арепа с начинкой, но отпускается все это по весьма символической цене. При этом в кафе рядом такое же блюдо будет стоить уже на порядок дороже.

Спонсирует такой общепит государство. Оно же организует по выходным в бедных районах, к примеру, в Катии, продовольственные рынки, где цена продукции тоже очень низка и доступна для каждого. Но за все это расплачивается сам бюджет Венесуэлы, а значит, и ее жители.

Власти, конечно, не могут одномоментно признать необходимость кардинальных изменений в экономической модели, особенно перед предстоящими 6 декабря важнейшими выборами в парламент. К этим выборам правящая Единая социалистическая партия Венесуэлы (ЕСПВ) и оппозиция впервые подошли практически «ноздря в ноздрю», и кто станет победителем, сказать сейчас затруднительно. Обе стороны однозначно называют будущими победителями самих себя.

Однако даже пропрезидентские силы видят необходимость изменений. Близкий к ЕСПВ политолог Темир Поррас заявил РИА Новости о необходимости кардинального пересмотра ситуации с обменными курсами, которые абсолютно не отвечают реалиям страны и не дают дополнительных доходов бюджету от нефти. Кто будет менять Венесуэлу законодательно — оппозиция или нынешняя власть — покажут итоги выборов, но ясно одно: изменения стране нужны как воздух, чтобы ее экономика смогла, наконец, вздохнуть и попытаться оторваться от нефтяной иглы.

Дмитрий Знаменский.

Добавить комментарий