Резкое падение 15 ноября, в пятницу, акций ТКС Банка, случившееся из-за «ошибки» в законопроекте о потребкредитовании, еще больше увеличит недоверие инвесторов к российским активам, считают эксперты. Рынку уже не важно, ограничат в итоге депутаты дистанционную рассылку кредиток или нет: подобный хаос в решениях властей делает страновой риск России слишком высоким.

Срочный микрозайм онлайн на карту

Резкое падение 15 ноября, в пятницу, акций ТКС Банка, случившееся из-за «ошибки» в законопроекте о потребкредитовании, еще больше увеличит недоверие инвесторов к российским активам, считают эксперты. Рынку уже не важно, ограничат в итоге депутаты дистанционную рассылку кредиток или нет: подобный хаос в решениях властей делает страновой риск России слишком высоким.

Цена GDR ТКС Банка на Лондонской бирже 15 ноября упала более чем на 40%. По состоянию на 12:35 мск цена расписки составляла 8,76 доллара, тем самым снизившись на 43,83% по сравнению с предыдущим закрытием. По мнению аналитиков, это стало результатом опубликованной газетами «Коммерсант» и «Известия» информации о планах депутатов запретить дистанционное распространение банковских карт. А у ТКС Банка на продаже продуктов таким путем основан весь бизнес.

Все идет по плану?

По данным портала Банки.ру, такие планы у членов комитета Госдумы по финансовому рынку действительно были, и соответствующие поправки значились в подготовленном ко второму чтению законопроекте «О потребительском кредитовании». Из-за риска мошенничества «за бортом» хотели оставить такие способы распространения кредиток, как почтовая рассылка и курьерская доставка.

По словам руководителя аналитического департамента компании «Совлинк» Ольги Беленькой, снижение стоимости бумаг ТКС, разместившихся на очень высоком уровне (цена размещения в ходе IPO банка в Лондоне 22 октября этого года составила 17,5 доллара за GDR), на фоне появления такой информации является логичным. С Беленькой согласен директор аналитического департамента акций инвестиционного банка «Открытие Капитал» Владимир Савов.

Он, правда, счел, что реакция рынка на планы депутатов оказалась слишком негативной. «Обсуждение законопроекта продолжится. Еще не ясно, чем оно закончится. Все-таки основная цель законотворцев — это борьба с мошенничеством, а не с самим рынком кредиток. Ведь во всем мире банковские карты распространяются дистанционно, и это нормально», — объяснил Савов.

Или — или

Однако в комитете Госдумы по финансовому рынку, судя по высказываниям его руководителей, пока нет единого мнения по данному вопросу.

В пятницу заместитель председателя комитета Анатолий Аксаков поспешил назвать произошедшее следствием технической ошибки при подготовке законопроекта и заверил, что запрещать дистанционное распространение банковских пластиковых карт не планируется. Но председатель этого комитета Наталья Бурыкина в беседе с обозревателем портала Банки.ру в тот же день выразилась не столь однозначно. «Банк всегда должен знать, кто именно получил в руки электронное средство платежа, и убедиться, что карта доставлена именно тому человеку, которому она была предназначена, — сообщила Бурыкина. — В законопроекте мы уточнили, что электронное средство платежа должно быть передано заемщику в месте нахождения кредитора — способом, позволяющим однозначно установить, что электронное средство платежа было получено заемщиком лично либо его представителем, имеющим на это право».

Читайте также:   Банк на работе

Аксаков заявил, что в прописанной норме перед словом «способом» пропущен союз «или», коренным образом меняющий смысл поправки. «Второе чтение будет утверждаться в следующую среду, и я однозначно гарантирую, по крайней мере, моя подпись стоит там, где «или способом», — сказал депутат агентству «Прайм».

Бурыкина в свою очередь, общаясь с обозревателем портала Банки.ру, отметила, что вопрос с союзом «или» в преддверии второго чтения законопроекта еще будет обсуждаться. «Вы же не хотите, чтобы дистанционным способом банковские карты рассылались террористам», — аргументировала Бурыкина. В любом случае, отметила она, рассылка электронных средств платежа без письменного согласия заемщика допущена не будет.

С наилучшими пожеланиями

Наталья Бурыкина также считает, что независимо от окончательной формулировки в законе банк должен осознавать свою ответственность за передачу средства платежа клиенту. «Если банк считает, что можно передавать карту клиенту дистанционно, в том числе путем почтовой рассылки, то он должен понимать последствия этого. Вопрос в системе идентификации банками своих клиентов. Никто не освобождал банки от предусмотренной законодательством обязанности их идентифицировать», — напомнила Бурыкина.

Она обратила внимание на положения других нормативных актов, в том числе на закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и закон «О национальной платежной системе» (НПС). «В преддверии вступления в силу положений 9-й статьи закона о НПС (вступают в силу с января следующего года. — Прим. ред.) в интересах самих банков стать внимательнее, так как они будут обязаны компенсировать клиентам средства, похищенные с карт».

Девятая статья закона о НПС в нынешнем виде предусматривает обязанность банков возмещать средства, которые были списаны с карт клиентов без их согласия. Причины ошибочной или незаконной трансакции, согласно данной статье, кредитная организация вправе выяснить уже после возврата средств пострадавшему.

Взять срочно деньги в долг

Бурыкина сделала акцент и на том, что независимо ни от чего заемщики тоже должны понимать, что, получая карту вне банковского офиса, они рискуют оказаться жертвами мошенников. «Мы хотим, чтобы отношения между заемщиками и кредиторами были прозрачными и понятными. Чтобы карта попала именно к тому клиенту, которому она предназначена. А не какому-нибудь «дяде Васе», который без вашего ведома воспользуется вашими средствами», — заключила глава комитета Госдумы по финрынку.

Читайте также:   Разбор Банки.ру. Как экономить на страховке с картами «Ингосстрах Бонус»

Поздно пить «Тинькофф»

Эксперты, опрошенные порталом Банки.ру, полагают, что завершение «законотворческого казуса» с дистанционным распространением карт теперь касается только банков и заемщиков. Рынку уже не столь важно, кто, кому и как будет раздавать в России кредитки. Есть свершившийся факт: хаос в действиях российских властей привел к обвалу акций ТКС Банка, который инвесторы изначально восприняли как очень привлекательный высокотехнологичный актив. Теперь инвесторы, и так не жалующие нашу страну, в очередной раз осознали свою неосмотрительность.

«Мы изначально относились с осторожностью к участию наших клиентов в размещении GDR ТКС Банка, хоть и значительно инновационных, но предлагавшихся с существенной премией к мультипликаторам финансовых организаций, — комментирует аналитик по фондовому рынку ВТБ 24 Станислав Клещев. — Мы обозначали в качестве рисков, которые в будущем могут привести к корректировке стоимости ТКС, ужесточение нормативов ЦБ по потребительскому кредитованию».

Клещев подчеркнул, что инвесторы, по всей видимости, осознали, что ТКС Банк — не интернет-компания, а банк с присущими ему рисками. Это, на взгляд аналитика ВТБ 24, и привело к такой распродаже в ходе пятничных торгов.

ТКС в свою очередь разместил на сайте Лондонской биржи сообщение о том, что курьерская служба банка доставляет карту только после предварительного согласования с клиентом, что все клиенты заранее получают информацию об условиях предоставления карт и «делают сознательный выбор». Однако Станислав Клещев сомневается, что даже несмотря на это стоит ожидать рост интереса участников рынка к бумагам банка и восстановление его капитализации до прежнего уровня.

Глобальная бессмыслица

Более того, эксперты опасаются, что указанная ситуация в целом негативно повлияет на отношение инвесторов к российским активам.

«С точки зрения рынка, ситуация неприятная в фундаментальном смысле. Информация о возможном принятии закона об ограничении дистанционного распространения карт привела к обвалу акций ТКС Банка, который при IPO воспринимался инвесторами как один из российских лидеров высоких технологий, как инновационный актив. Действительно, бизнес-модель этого банка — необычная, мобильная, исключительная, прибыльная и тем самым привлекательная в глазах инвесторов, — отмечает главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова. — Но теперь у многих инвесторов возникло впечатление, что законодатели и регулятор вместо того, чтобы создавать условия для развития новых технологий, чтобы количество инновационных компаний в России увеличивалось, своими решениями, наоборот, подрубают основы жизнедеятельности таких структур».

По наблюдениям Орловой, рынок воспринял саму возможность введения новых ограничивающих мер как желание государства, с одной стороны, поддерживать консервативные структуры, которые не стремятся существенно меняться и изобретать новые модели развития, а с другой стороны — бороться с инновационными компаниями слишком жесткими методами.

Читайте также:   Карта или кошелёк. Готов ли Таджикистан перейти на безналичку?

«Сама я не считаю, что инициаторы законопроекта умышленно хотели нанести ущерб инвесторам. Но по факту они не учли побочный эффект введения новых мер, — отметила Орлова. — Серьезные крупные фонды, которые могли бы работать в России и инвестировать в российский бизнес, будут менее комфортно ощущать себя на нашем рынке. Им непонятны стратегические перспективы их вложений. Они не могут, например, просчитать для себя страновой риск из-за непонимания действий и намерений российских властей».

Еще более грустную картину рисует директор Института стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев. «Эта история, конечно, не слишком привлекательна. Но не столь масштабна, как другие проблемы, из-за которых Россия становится все менее инвестиционно привлекательной: это и налогообложение, и незащищенность прав частных собственников, и сложности в макроэкономике, — констатирует Николаев. — Хотя я понимаю обеспокоенность рынка тем, что ситуация, повлиявшая в пятницу на резкое падение бумаг ТКС Банка, может породить очередные препятствия для инвестиций в Россию».

Игорь Николаев выразил сожаление, что иностранные инвесторы до сих пор недооценивают риски российского рынка, существующие в первую очередь в правовом поле. «Иностранные инвесторы еще не учитывают, что в России «закон что дышло», — говорит Николаев. — Очень жаль. Перед тем, например, как участвовать в IPO ТКС Банка, достаточно было посмотреть на то, что происходит в России с пенсионной реформой, и понять, что любая ситуация на нашем рынке из-за решений властей может в любой момент развернуться на 180 градусов. Притом, по нашей оценке, дальше будет хуже».

При этом директор Института стратегического анализа ФБК говорит, что инвесторов можно понять: «На мировом рынке в целом сейчас не так много интересных новых проектов. А деньги должны работать. И это объясняет и высокий спрос на новые активы, и недооценку рисков при покупке бумаг».

Юлия ПОЛЯКОВА, Banki.ru

Добавить комментарий